Блог

вакцинация крайнего севера

Вакцинация народов Крайнего Севера: репортаж «Вестей в субботу»

Югра стала одним из регионов-лидеров по числу заразившихся ковидом. По прошествии недели с начала массовых поставок вакцины в российские регионы «Вести в субботу» отправились именно туда. Особый акцент – на то, что сейчас зараза опять больше всего забирает пожилых. А особый ракурс – как прививаться стали и коренные народы Крайнего Севера. Но не только они.

61-я параллель северной широты. В европейской части страны не такой уж и Север, окрестности Петербурга. Но здесь, за Уралом, в Западной Сибири, Югре, надо пересаживаться на нарты.

В обычной жизни Александра Заболотняя – врач-терапевт и эндокринолог в Ханты-Мансийске. Но сейчас и ей, и многим ее коллегам предстоит везти вакцины на стойбища. В данном случае – к Степану Кечимову и его соседям. А соседи здесь – это как?

— Как обычно у нас говорят, поехали через два озера и одно болото. Два озера – по 30 километров, болото – 10 километров, и вот целый день ездишь, – рассказывает Степан Кечимов, президент Союза оленеводов Югры.

— Вы здесь в округе все ханты или рядом манси есть, ненцы?

— Там, где мы живем, в основном ханты, а подальше есть лесные ненцы. В последнюю волну ковида у меня много знакомых погибло. Как-то тяжеловато.

В центре города – музей, на фасаде которого есть очень интересное мозаичное панно «Пространство Сибири». Автор – главный художник коренных народов. Здесь же и его мастерская. Еще недавно у этого стола нас бы встретил его хозяин Геннадий Степанович Райшев. Ноябрь прошлого года. 90% поражения легких. Ковид. Больше его с нами нет.

Геннадию Райшеву было еще создавать и создавать новые полотна – в свои 85 он был очень бодрым. Но болезнь забрала и его, и его племянника.

В Ханты-Мансийске только недавно наконец-то смогли провести традиционный молодежный форум «Нефтяная столица», куда смогли лично приехать молодые ребята, сдав ПЦР, естественно. Сразу после пленарного заседания говорим с губернатором Натальей Комаровой. Она – единственная в России женщина-губернатор.

— У вас же первый заместитель умер?

— Да, царствие ему небесное. У нас регион, где наибольшее количество заболевших, больше 53 тысяч на настоящий момент, – отметила Комарова.

— Даже до тундры дошло.

— Абсолютно верно.

Два слова о том, как оно там вообще. Во-первых, там не так уж холодно.

«Раньше теплая весна начиналась в мае. 20 мая у нас уже и гуси прилетали, и утки, и реки открывались. А сейчас – в конце апреля», – рассказывает Степан Кечимов.

Зимой олени едят ягель. А летом, оказывается, и грибы.

«Не зря говорят, что грибы по калорийности мясо заменяют. Вот они на грибах на всю зиму жир нагуливают», – говорит Кечимов.

Над стойбищем – передатчик, который раздет Интернет. Это такая новая окружная программа, которую осуществили как раз перед пандемией.

— То есть детишкам не надо было в интернат в этом году ехать? Они отсюда могли учиться?

— Да, мы занимались во время пандемии в лесу, – рассказывает дочь Степана Кечимова Надежда Русскина.

— Сами что прошли по второму разу для себя прошли?

— Домашние задания.

На стойбищах уже было телевидение. А мы, между прочим, приехали сюда не в какой-то день, а в нынешний вторник.

— Это вы с Путиным договорились, чтобы в один день вакцинироваться?

— Нет, не договаривался, – улыбается Кечимов.

— Пойдемте, вакцинироваться пора.

В данный момент здесь минус 44 градуса. Вот так вакцины упаковывали в Ханты-Мансийске, а мы потом их везли хантам – коренным жителям.

— У вас откуда поставки идут сейчас в основном?

— Из Уфы, – говорит Александра Заболотняя.

— Представляете, какой круг: из Башкирии в Москву! И вот где мы оказались. Интересно, в инструкции что-нибудь про оленей написано?

— Было бы неплохо.

Ну, а когда мы приехали… Во-первых, олени, оказываются, когда хотят отдышатся, то напоминают мотор. Во-вторых, сначала надо заполнить анкету о, конечно же, только добровольной вакцинации.

— Мы весной чем-то болели, а чем, без понятия. В тайге мы провалялись, – вспоминает Кечимов.

— А чем лечились?

— Ничем не лечились. Чай, рыба, мясо вместо таблеток.

— Мама сдала тест, и у нее он положительный, – добавляет Надежда Руссикина.

— Откуда же это к вам прийти могло?

— Не знаю, в городе бываем, что-то покупаем в магазинах.

Если они переболели, то, получается, прошлым летом. По идее, антитела могли уже и уйти. Но, насколько мы поняли, на семейном совете наши новые знакомые решили, что первыми привьются мужчины. Температуры у Степана нет, и он продолжает заполнять анкету.

И мужчины-ханты подают пример своим женщинам.

— Большое дело на самом деле.

— Согласен. Надо, значит, надо. Я думаю, что любой человек и любой народ должен немножко понимать это все. Любое государство не против своего народа, тем более это же наука целая, сколько это разрабатывали, – рассуждает Степан.

И уже начинает строить планы на после прививки.

— Мы же народ кочевой. Один наш поэт сказал: не олень ходит за человеком, а человек – за оленем». А буквально через пару недель олень пойдет на болота.

— Ну, и вам за ним.

— Да.

— Может, ну их, этих оленей?

— Может быть. В то же время сиди в четырех стенах в городе и смотри телевизор.

— Мне кажется, вы не согласны?

— Конечно, не согласны.

Источник >>

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *