Блог

Санитарный щит и мутации COVID-19: интервью с Анной Поповой

Санитарный щит и мутации COVID-19: интервью с Анной Поповой

Российские вакцины защищают от всех штаммов коронавируса, при этом количество штаммов в мире превышает 500. Как повлияли выходные дни между майскими праздниками на распространение коронавирусной инфекции и что такое санитарный щит России, о котором в послании говорил президент? Об этом в интервью Наиле Аскер-заде рассказала глава Роспотребнадзора Анна Попова.

— Анна Юрьевна, здравствуйте! Как вы оцениваете эпидемиологическую ситуацию сегодня? Правильным ли было решение объявить нерабочими дни между майскими праздниками?

— Эпидемиологическая ситуация по новой коронавирусной инфекции сегодня остается стабильной. И, конечно же, решение, которое было принято о том, чтобы праздники были без перерывов для рабочих четырех дней, позволило нам не допустить роста, не изменить вот эту стабильность ситуации. У нас тренд на снижении пневмонии ковидных, заболеваемости всеми внебольничными пневмониями и, главное, заболеваемости еще и ОРВИ и гриппом тоже сохраняется и даже усиливается. В середине апреля уровень заболеваемости суммы острых респираторных вирусных инфекций был достаточно ровный, но не низкий, сейчас этот уровень снизился в два раза после уже одной прошедшей недели после праздников. То есть, мы справились с ситуацией распространения и приостановки распространения всех воздушно-капельных инфекций, и, в том числе, притормозили развитие ковидной ситуации, которая была достаточно напряженной перед праздниками. Да, это решение было верным, и на сегодняшний день мы видим снижение циркуляции различных респираторных вирусов. Например, в середине апреля мы видели, что из каждых 100 обследованных здоровых людей, а мы такую работу проводим, у 10 мы выявляли различные вирусы – риновирусы, аденовирусы, вирусу парагриппа или вирусы сезонного коронавируса, не того, о котором мы сегодня столько говорим, а именно сезонного коронавируса, то уже через неделю после окончания праздников этот уровень снизился вдвое, и у 5 из 100 мы находим такие вирусы. А сезонный коронавирус практически уходит из циркуляции в человеческой популяции – это хороший прогностический признак. Но расслабляться нельзя!

— Да, расслабляться нельзя. Люди все равно болеют. Где чаще всего заражаются? И кто чаще всего болеет?

— Ничто не изменилось в части того, как вирус заражает человека – он заражает его при попадании мелкой капли из воздуха, воздушно-капельный путь. Как образуется такая капля с вирусом в воздухе? При тесном общении человека с человеком на расстоянии меньше метра при разговоре, при общем пении, при эмоциональном выдохе или просто при близком нахождении и спокойном дыхании – аэрозоль тоже образуется, когда это в толпе, в массе людей. Это основные механизмы, это пути заражения. Но, конечно, пока еще остается транспорт, но самое высокое – это домашний очаг. Каждый заболевший, к сожалению, дома ведет себя не совсем правильно, и заражение в домашних очагах у нас самое большое количество.

— Кто чаще всего болеет?

— Сегодня болеют люди и старшего возраста, и люди старше 50 лет. У нас невысокий удельный вес заболевших среди молодежи, среди детей. Но среди людей старше 50 лет этот удельный вес очень большой. Люди болеют, и чем старше, тем болеют тяжелее. Конечно, сегодня обязательно нужно использовать ситуацию, чтобы привиться. Всем, кому можно привиться (а можно всем, у кого нет противопоказаний), надо сделать это обязательно. Вакцина есть, доступность всех пунктов вакцинальных безусловная. Сегодня они работают 7 дней в неделю 24 часа в сутки. Это нужно сделать! И обязательно нужно сделать перед летним сезоном: скоро у нас отпуска, скоро у нас поездки. Они должны быть безопасными. И вот еще хочу сказать: к сожалению, из дальних стран невакцинированные люди, возвращаясь, привозят такой неприятный «сувенир», как коронавирус.

— Сейчас выявлены новые штаммы – это и южноафриканский, и бразильский, так называемый британский. Много ли людей, зараженных этими штаммами, у нас, и какой из них страшнее?

— Страшнее тот, который попадает человеку в организм. Для меня самый страшный будет, который ко мне придет, независимо от того, какое имя он будет носить. Любой коронавирус неприятен и страшен тем, что невозможно спрогнозировать, как человек будет болеть. От всех вариантов вирусов сегодня российские вакцины защищают. Мы проверяем это очень тщательно, это проверяет «Вектор». Сегодня все варианты проверены. Я хочу сказать, что и индийский штамм в Российской Федерации есть в 9 вариантах, которые подняты «Вектором» и исследованы. Мы не обнаружили тех самых злых мутаций, которых так опасается весь мир в индийских вариантах. А в Индии сегодня преимущественно три варианта индийского коронавируса. Вот, индийский коронавирус имеет несколько вариантов, и один из них, который имеет очень значимые мутации, которые пока требуют изучения. Но вот такой в Россию не попал, его распространения нет. То, что есть у нас сегодня в коллекции – это вирусы, которые не отличаются, по сегодняшним данным и по нашим исследованиям, от обычных референс-штаммов, которые циркулируют в целом в Российской Федерации. Хочу сказать: российские вакцины защищают от всех штаммов. Сегодня мы занимаемся прогнозированием дальнейших возможных мутаций, это большая работа, которую делают наши ученые. И с учетом этих прогнозов мы тоже анализируем возможные оценки по защите нашими вакцинами от различных возможных мутаций. И пока каких-то значимых рисков мы для себя не нашли, ученые их не видят. Поэтому надо прививаться, ничего не опасаясь! «А вот, он мутирует, а вот как тогда мы будем?!». Нет, вакцина защищает, а наши тесты обнаруживают все варианты сегодня существующих вирусов нового коронавирусного заболевания.

— То есть индийский штамм наши тесты тоже показывают?

— Показывают и тесты. Еще раз отмечу, что индийский штамм не преодолевает иммунитет, который формируют наши российские вакцины.

— А много в России заболевших новыми штаммами?

— Новыми штаммами? Конечно, их количество растет – уже больше 550 тех, кто с британским штаммом. Десятками измеряется южноафриканский. Как я уже сказала, сегодня уже будет больше 10 индийских штаммов – но это обычная история. Вирус мутирует, он не может не мутировать, и он циркулирует. Но на границах мы стараемся смотреть, и смотрим очень плотно, очень тщательно, чтобы люди, возвращаясь, были здоровы.

— А изменяется ли как-то клиническая картина? Как протекает заболевание тем или иным штаммом?

— Есть очень хорошая публикация российских ученых, есть публикации ученых за рубежом, есть очень интересная публикация наших коллег из CDC. И они все говорят об одном и том же: пока нет сегодня штамма, который бы очень сильно влиял на клиническое течение болезни или на эпидемиологические характеристики развивающегося процесса. Таких штаммов на сегодня день нет. Те штаммы, на которые нужно обращать более серьезное внимание, это британский, южноафриканский, бразильский. Индийский пока сюда не внесен.

— А они отличаются тем, что они быстрее распространяются?

— Предполагается, что они быстрее распространяются. Но практика показывает, мы видим во всех странах, где были правильные противоэпидемические меры предприняты: ситуация стабилизируется независимо от того, какой именно штамм превалирует. Это наглядный факт, который каждый из нас может проверить, посмотрев статистику в той или иной стране и соотнеся ее с принимаемыми мерами.

— В России создается санитарный щит. Об этом говорил премьер Мишустин. Что это за барьер? И когда мы почувствуем, что он в нашей стране есть?

— Об этом было сказано в Послании президента Российской Федерации Федеральному Собранию. А это, в самом деле, очень важное направление, которое мы развиваем. Поручение Михаила Владимировича затем и последовало. И Татьяна Алексеевна этой работой руководит – формированием этого самого «санитарного щита». Мы уверены, что у нас все получится. В основе лежат все уроки, которые мы извлекли из прошедшего и начала этого года. Основная задача, которую мы перед собой ставим, чтобы любая вновь возникающая инфекция или давно забытая старая инфекция (такие тоже есть) не наносила такого ущерба, как мы видим, принес прошлый год и ситуация в мире. Чтобы даже при возникновении рисков в целом, не пандемических, не было рисков для людей, не было рисков для экономики. И основной девиз – любая эпидемия без локдаунов и без нарушения обычного режима жизни. Это можно получить, этого можно достичь. Это основная задача, которой мы сегодня и посвящаем столько времени, чтобы ее решить. Здесь нужен новый санитарный карантинный контроль на границе — более усиленный, более мобильный. Тот, который существует сегодня и существовал многие годы, сыграл свою очень серьезную роль, не допустив инфекцию в Российскую Федерацию на определенном этапе. И на сегодня он защищает россиян от заноса опасных болезней.

Очень быстрые тесты должны быть. Мы должны очень быстро выявлять больного человека, отличать его от здорового. И мы, конечно же, очень быстро должны разворачивать все противоэпидемические мероприятия, которые, вместе с тем, не нарушали бы ритма жизни. Задача поставлена. Новый тест от любой новой инфекции за четыре дня — это задача, которую мы должны решить очень быстро, что, собственно, мы с учеными и производителями делаем. Сделать нужно многое — это средства индивидуальной защиты нового поколения, которые будут легки в использовании, но защищать будут полностью от проникновения. И, конечно же, это новые средства защиты и профилактики вакцины, сыворотки, чтобы человек в Российской Федерации чувствовал себя абсолютно защищенным от внешних угроз – биологических и от внутренних.

— Спасибо большое за интервью!

Источник >>

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *